Menu

Любовь

Мне трудно научиться любить. Любовь к людям, любовь к абстрактным идеям, любовь к чужому ребенку вызывает во мне напряжение. Я не отрицаю любовь к женщине или самому себе; мне это понятно. Любить посторонних людей для меня является невозможным. При этом я знаю, что правильнее — дать своему чувству, которое есть где-то в душе, проявиться и свободно течь через меня. Так будет лучше мне и всем окружающим. Но что-то сдерживает меня, останавливает.
Опыт прошлого. Та боль, что я терпел от людей не дает мне снова открыться перед ними, не дает мне быть непосредственным. Она заставляет меня играть роли, чтобы избежать новых, может быть, травмирующих ощущений. Я прячусь за тем, что не люблю. Мне комфортно в моем защищенном мирке. Вот только не всегда. Отголоски живых чувств иногда проникают ко мне, и тогда я страдаю от своей замкнутости.
Комфорт внушает мне стабильность, а она создает иллюзию защищенности. Так спокойнее и привычнее. Я боюсь переживать сердцем, боюсь страдать, боюсь отдаваться эмоциям. Я делаю это не по своей воле, а потому что, я — человек, и не могу быть роботом. Я стремлюсь быть бесчувственным и холодным роботом, но не могу. Не получается так, как я себе представляю и формулирую. Лишь не надолго удается эта игра и самообман.
— Мне хорошо и без любви! Без проявлений слюнтяйства и телячьих нежностей! — говорю я себе, и даже верю в это некоторое время. Этого времени хватает для подмены человеческого тепла на картинку из остросюжетного фильма. Потом я снова становлюсь собой, и какая-то часть меня уже не возвращается ко мне после такого перевоплощения. Она остается там, среди придуманной реальности преодоления и превосходства. Еще какая-то маленькая часть души теряется на просторах иллюзорного стремления к совершенству.
Наступает момент, когда я перестаю верить своей стабильности. Внутри меня бушует поток переживаний. Сожалений, покаяний и устремлений к чистой доброте. Мне хочется положить себя на жертвенник искупления грехов, и изменить жизнь всего человечества. Я понимаю, что так думают иногда все люди. Все хотят счастливого и доброго мира для всех, но не делают для этого ничего. Я успокаиваюсь, нахлынувший фанатизм отступает, и я просто начинаю желать всем мира и процветания. Мне хочется сообщить о своем, пока еще сильном чувстве любви, всем существам. И, даже иногда, делаю это. Я вижу в их глазах страх. Люди бояться моей любви! Они бояться принимать и дарить любовь. Как и я.
В такие моменты меня понимают только бездомные собаки, которые улыбаются в ответ моим ласкам и кусочкам пищи, что я приношу им под воздействием порыва открытости и чистосердечных пожеланий.
Почему все так? Моя душа стремиться к любви, хочет и может делиться ею, передавать ее; и не делает этого, оставаясь в неудовлетворении и непонимании от себя самой.
Мне плохо, всем плохо. Все похожи друг на друга в своем умении прятать любовь. Мы стали так искусны в этом, что, глядя на человека, никогда не подумаешь — он умеет любить…
Что происходит с человечеством? Какие ценности заполнили нас, наши сны, нашу жизнь? Мы боимся быть сами собой, это страшно и отвратительно. Но за то — как удобно, привычно и комфортно.
Наверное, дарить любовь не могу, потому что, я жду что-то взамен. Я жду, что мне на мою любовь, на мое отношение ответят тем же! Несколько не удачных попыток возвели стену в моем сознании. Я перестал отдавать, ведь знаю, что ничего не получу взамен, или того хуже, получу удар или плевок в душу. Я боюсь любовь.
Я потерял стержень, я потерял ориентир, я ищу внешнюю опору. Есть ли она? Я уподобился большинству и потерял свой свет. Я не вижу себя другим. Я боюсь не выжить, если будет по-другому…
А могу ли я выжить сейчас, без любви? Сдерживая ее и пряча от себя самого? Мне нужна любовь. И ее у меня много!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *